Меню сайта
Разделы новостей
Новости КМ [393]
События клана [286]
происходящее в Мире [81]
Сделано в СССР [32]
Мини-чат
Главная » 2009 » Август » 31 » Особенности транснационального трудоустройства. Часть 6
Особенности транснационального трудоустройства. Часть 6
08:00

 «Квартирный вопрос только испортил их…»
Тем временем (а был уже час дня!) начали просыпаться лица «без определенного места жительства», добротой Тимура «прописанные» в моей будущей комнате. Тепло поздоровавшись со мной, как старым знакомым, они на правах старожил оккупировали ванную комнату, к слову сказать, совмещенную с санузлом. Я снова пролетал мимо душа! Это уже начинало напрягать.

Воспользовавшись тем, что квартиранты временно покинули занимаемую площадь, Тимур кинулся экстренно перетаскивать туда компьютеры, стараясь, наконец, оборудовать мое рабочее место согласно распоряжению Евсея. Делал он это так суетно, что у меня сложилось впечатление, будто он боится не успеть закончить раньше, чем кто-нибудь из них скажет ему что-то вроде: «Эй, парень! А ты что это тут себе позволяешь в нашей комнате?» Из чего я заключил, что вопрос их выселения еще остается открытым! То есть, конечно, нет никакого труда выгнать людей с территории, на которую они не имеют никаких прав, но… очень, знаете ли, не хотелось скатываться до животного поведения. К тому же, совершенно очевидно, что из квартиры они никуда не денутся, - просто потому что некуда. Саша обитает как автономная единица, значит, ее жилплощадь в роли ночлежки для любого из них отпадает. На кухне разместиться негде, а значит, изгнание их из моей комнаты автоматически означает заселение к Тимуру. Это на площадь квадратов в десять, заставленную офисной мебелью с небольшим диваном! Втроем! И это в то время, как я один займу квадратов двадцать с огромной кроватью и еще свободным «танцполом», на котором, при желании, можно было бы разместить штук 50 корейцев! С другой стороны, в отличие от них, я-то тут не просто обладаю какими-то правами, я приехал сюда работать! И мне действительно необходимы для этого сносные условия для существования! И вообще, почему это становится моей головной болью? Если бы я вздумал поселить в коммуналке своих родственников и друзей, я бы рассчитывал на свои возможности, а не распихивал бы их по соседям! Более того, я бы спросил этих самых соседей, не возражают ли они против того, что мои постояльцы будут пользоваться общими благами, создавая, очевидно, никому не ненужные проблемы.

В общем, я уговорил себя, что прав.
- Тимур, знаешь, я подумал, что, как бы это ни было тебе неприятно, но именно ты должен сообщить своим родственникам и друзьям, что они покидают эту комнату. И чем раньше ты это сделаешь, тем лучше, потому что я, в конце концов, хотел бы переодеться с дороги. А пока здесь всюду чужие вещи и фактически другие хозяева, мне элементарно некуда повесить-положить свой гардероб и к тому же меня совершенно не «греет» перспектива устраивать здесь публичный стриптиз. Это понятно? Ты же не считаешь, что я требую от тебя чего-то нереального? – сказав последнюю фразу, я мысленно содрогнулся – Зильберман уже во мне! Эта зараза пустила корни! Я уже на автомате задаю манипуляционные вопросы, а скоро стану часами нудить, переспрашивая и перепроверяя всё и вся! А-а-а-а-а! Мама, мы меня теряем!

- Да, конечно, все нормально, - ответил он то, что и должен был ответить. Однако его лицо на какой-то момент приобрело недоуменное выражение, как будто он был чему-то удивлен. «Да? Вот ты, значит, как? А нам-то показалось, что ты простой парень… Мы-то были уверены, что ты сам предложишь поставить тебе раскладушку на кухне…» Впрочем, возможно, мысли его были много проще и содержали только один вопрос: «Как же им это сказать???» Так или иначе, он был крепко озадачен. Не успел Тимур как следует проверить работу спецпрограмм на моих компьютерах, как «проснулся» «скайп», возвещая о пробуждении нашего мучителя. Он в очередной раз продемонстрировал навыки ясновидения, начав с уточнения деталей функциональности моего рабочего места:
- Андрей, скажите, Тимур далеко сейчас от Вас? Позовите его, пожалуйста. Тимур, ты все новые версии программ установил? Все четко идет, не слетает, как обычно у тебя?
- Да, все нормально, - неопределенно ответил тот. А вот не стоило бы!
- Что значит «нормально»? Я конкретно тебя спросил: «все ли программы работают, не слетают ли как обычно?» Вот как же ты можешь мне это объяснить, что я задаю один вопрос, а ты отвечаешь на какой-то другой?
- Я т-т-только что их установил и еще н-н-не знаю: слетают или н-н-не слетают…- немного заикаясь ответил тот. Когда я впервые это услышал, мне показалось, что… показалось. Как выяснилось позже, проблема, действительно, имела место, и, как водится, проявлялась в моменты чрезмерного волнения.
- Даже сейчас не буду спрашивать, чтобы не переутомлять твой мозг, почему ты их только что установил, а не, скажем, вчера, - издеваясь, все же «сжалился» Зильберман. – Меня волнует только один вопрос: я могу рассчитывать на то, что если мы сейчас их запустим, то все пойдет, как надо?
- Я же сказал: н-н-не знаю…
- Ладно, тогда давай вместе проверим. Включи, скажем, урок первый в третьем цикле…

Далее Зильберман прогнал его по всем программам, заставляю включать то одну опцию, то другую, то кавырнадцатую. На очередном приказе Тимур запнулся. Виртуальный «подзатыльник» прилетел в ту же секунду:
- Вот смотри, Тимур, я тебя полгода учу, как показать упражнения практики. И каждый раз ты забываешь. Почему же твоя голова не держит это?
Уже задерганный Тимур промычал что-то невразумительное, вроде того, что «тут написано операция не может…»
- Тимур, компьютер тобой управляет или ты им? – спешно перебил его Евсей. - Кто кем управляет, Тимур? Ну, так я ж тебе сказал: открой то-то. А ты говоришь: «а у меня здесь было написано»…
- Я все понимаю, просто во время нашего разговора было открыто несколько окон. И я не успел переключиться с одного на другое.
- Что значит «было открыто»? - В голосе Зильбермана заметно прибавилось истеричности. Он начинал расходиться не на шутку. - Ты же открываешь, а не кто-то. Очередное твое непонимание логики задачи. Очередная твоя работа как компьютера, а не человека.

Ты как компьютер, а не как человек. Ты как плохой компьютер, понимаешь? Хороший компьютер сейчас заменяет человека, а ты никак не можешь человеческие функции выполнить! Вот, Андрей, видите, с кем приходится работать? – переключился он, наконец, на меня.
Я предательски промолчал: поддакнуть было бы совсем мерзко, да и не возможно для меня, а защищать – бессмысленно. Впрочем, отмолчаться по поводу второго персонажа Ольховки возможным не представлялось. Не дождавшись в течение нескольких секунд от меня никакой реакции, Зильберман, с нескрываемым раздражением сам перешел к моей проблематике:
- Вы ознакомились с презентациями? Что скажите?
- Мне не нравятся обе, - был краток я.
- Что именно Вас не устраивает?
- Всё: речь, формы рекламных посылок. Всё не устраивает.
- Мне, если честно, тоже пока не нравятся обе презентации. Скажите, а Вы можете их улучшить?
- Ну, а что б я тут делал, если б не мог? Конечно, могу. Только не понимаю, почему Вы употребляете множественное число. Я буду работать с базовым вариантом, – я чудом сдержался, чтобы все-таки не выразить свое отношение ко второму. – Нам ведь нужна одна презентация, а не десять, не так ли?- добавил я, сам не сразу поняв, что с одной стороны, тонко подкалываю его, а с другой, использую его же прием заканчивать мысль риторическим вопросом, заставляющим собеседника играть вторым номером. Впрочем, он вывернулся, элементарно проигнорировал мой вопрос-выпад.
- И как Вы думаете, сколько времени Вам на это потребуется?
- Думаю, не меньше двух дней, - зачем-то поскромничал я: определенно нужно было просить больше!
- Два дня? – искусственно возмутился Зильберман, как будто речь шла о редактировании пары-тройки страниц текста. – Конечно, нам бы нужно скорее, но раз Вы говорите, что не меньше… Пусть будет два. Раз уж Вам столько необходимо…

Весь комплекс последних фраз прозвучал как: «Ну, раз уж Вы такой тормоз…» Я молча «проглотил», как-то почувствовав, что срок его вполне устраивает, а нудит он исключительно потому, что, во-первых, иначе не может, а во-вторых, пытается подстегнуть меня впредь заявлять как можно меньшие сроки. В общем, типично торгашеское поведение: «ладно, раз уж ты такой бедный, отдаю почти задаром, себе в убыток». Реальная же цена при этом – в два раза ниже.
- Что ж, ну тогда давайте, приступайте. Я выйду на связь в 21.00 по Москве – чисто поинтересуюсь, как у Вас продвигается работа, есть ли какие вопросы…
- У меня не будет никаких вопросов, - не сдержался я, ужаснувшись, что придется еще раз сегодня его слышать.
- Почему Вы так уверены? У Вас и в прошлый раз не было никаких вопросов, а должны были быть, - припомнил он мне мой «прошлогодний косяк».
- Потому что вопросы у меня могут быть и, скорее всего, будут, когда я доберусь до технологии. А сегодня я вряд ли закончу общую часть, где нужна чисто литературная правка, - выкрутился я.
- Ну, хорошо, не буду Вас сегодня беспокоить, - как вроде, сдался Евсей, кажется, утвердившись в мысли, что я не его тип подчиненного, но пока меня лучше не рихтовать под себя.

Я же уже тоже достаточно изучил его, чтобы не обольщаться этой победкой: было ясно, что она локальна, и уже завтра будет если не реванш, то, по крайней мере, все та же нудно-навязчивая тягомотина. Мне неожиданно пришла в голову мысль, что случись чего в его семье… В общем, суд присяжных, наверняка, оправдал бы его жену…
Хочу напомнить, если кто забыл, шел первый день моего пребывания в Москве. Все еще первый день. Мне же казалось, что я еще с прошлого заезда никуда не уезжал, а все это время провел в кошмарной пыточной г-на Зильбермана. И предложи мне тогда кто-нибудь заменить экзекуцию под названием «изнасилование мозга в грубой форме по-Зильбермановски» на какую-нибудь банальную физическую пытку, я бы согласился, не колеблясь. А шел всего лишь первый день…
И ладно бы только Зильберман «украшал» его своей неотразимой персоной! К пяти часам вечера меня уже стало «потряхивать» от того, что в моем быту упрямо ничего не меняется. Чемодан по-прежнему оставался нетронутым, душ – в полуфантастических грезах, а милейшие «тимуровцы» банально игнорировали свое бывшее пристанище и заодно меня, занявшего в нем скромный клочок площади в районе письменного стола. Очевидно (и небезосновательно!) они опасались, что, как только попадутся мне на глаза, я банально заставлю их собрать свой скарб и выместись из моей комнаты. Избегал встречи со мной и Тимур, обещавший способствовать этому процессу, но, то ли так и не сумевший донести недобрую весть, то ли посланный с нею подальше.

Пока же по всем внешним признакам я скорее соответствовал статусу гостя, чем хозяина, у них, как вроде, оставался какой-то шанс. Ну, например, на то, что Зильберман достанет меня настолько, что я свалю уже сегодня. Или, что я все-таки попрошу на ночь предоставить мне раскладушку. В общем, евсей их знает, на что они там рассчитывали, но то, что без «ускоряющего пендаля» комнату они не освободят, часам к восьми вечера стало совершенно очевидно.

Стыдно сказать, но на излете проклятого четверга меня нервировало уже все подряд, и я докуривал вторую пачку сигарет за день. Наша «группа продленного дня» спать явно не собиралась, а напротив, усердно себя развлекала, чем могла. Кто-то смотрел видео, кто-то слушал музыку, кто-то вдруг решил, что самое время для готовки. Все это мало способствовало рабочей обстановке, так как дикая какофония звуков свободно преодолевала больше декоративную, чем изолирующую межкомнатную дверь. Конечно, вполне нормальным было бы пройти по квартире и вежливо попросить всех приткнуться и приткнуть свои компьютеры. Ни секунды не сомневаюсь, что этот «интернационал» пошел бы навстречу. Но что-то в подобной перспективе казалось мне неприятным. Возможно, было противно от мысли добавить нудятины в дом, где ею итак все пропитано насквозь. Да еще и в первый же день своего пребывания. Несимпатичное начало.

Еще чуть позже, возникла мысль, что большая часть «ольховцев» сегодня и не уймется вовсе, потому что будут выжидать, где именно соблаговолю свалиться я. До маразматичного далеко оттянув «разборы» по самому животрепещущему вопросу я все же родил, наконец, уникальное решение! Очевидно, вы уже поняли, что вариант жестко выставить их с моей территории был для меня неприемлем, равно, как и вариант просто уступить ее. Эта дилемма и вызывала диссонанс, вытрепавший мне в итоге все нервы. Но красивый ход все же был найден!

Я зашел в комнату Тимура, где на тот момент аккумулировалась тройка моих мучителей, и произнес, на мой взгляд, архихитрую (или архимудрую, как хотите) речь:
- Ребятки, - обратился я к ним, - совершенно очевидно, что у нас тут имеет место проблема, обсуждение которой мы все почему-то весь день избегаем. Вам, конечно, известно, что Евсей выделил мне отдельную комнату для проживания, и она, в некотором роде, на сей момент занята вами. Так вот, я понимаю, что свалился вам «как снег на голову» (хотя это и не было правдой! Фраза была необходима для нужного фона), и вы к этому не успели подготовиться. В итоге мы имеем количество спальных мест меньшее, чем количество фактически проживающих. Сообщаю вам, что я нашел локальное решение этой проблемы. Поскольку сегодня вы как бы жертвы обстоятельств, я намерен поступить по-человечески и оставить эту комнату за вами еще на одну ночь. Я все равно собирался работать, так что я с ноутбуком перебираюсь на кухню. Но! В 9 у меня будет связь с Зильберманом. Часам к десяти я планирую любой ценой отвязаться от болтливого дедушки, потому что, очевидно, буду уже не совсем живой. Так вот, я очень рассчитываю на то, что на момент окончания разговора с Евсеем, очередь отдыхать в СВОЕЙ комнате в нормальных условиях наступит и у меня. Это станет возможным, если, повторюсь, где-то к 10 часам вы полностью освободите занимаемую территорию. Таким образом, у вас будет целый день, чтобы придумать, как и где вам обитать, а сегодня пусть все будет, как есть.

- Да, хорошо, договорились, - среагировал брат Тимура Саша, Маша же даже не повернула в мою сторону головы. Ну, точно, эта особа чувствовала себя здесь хозяйкой и рассчитывала, что я поведу себя скромнее, подселившись, скажем, к Тимуру или еще куда-нибудь! Нет, девушка, такой номер со мной не пройдет!
Я ушел работать намного более довольным жизнью, чем был все последние 16 часов. Перспектива обрести покой четко обозначилась на горизонте, более того, для нее совершенно конкретно было определенно время наступления. Всего-то и осталось переждать каких-то 10 часов. Теперь я, перебравшись, как и обещал, на кухню, работал в режиме обратного отсчета. До «счастья» оставалось 9 часов… 8 часов…7…

И работа пошла! Я вновь, как и дома, каждую правку снабжал комментарием, и чем дальше я продвигался, тем все более уверенно себя чувствовал на фоне всех разработчиков этого бреда, называемого презентацией супер-пупер метода «Зильберман-его жена и Ко».
Между тем, мои проспавшие полдня сожители, явно не собирались укладываться. А напротив, разбудив Сашу и Тимурку, саботировали ночную вылазку в магазин. Выйдя из дома часа в 3 ночи, они пропали как минимум на час, а вернулись с огромной кучей пакетов, наполненных всякой всячиной. В частности, была приобретена бутылка Bacardi и 4 литра колы – предполагался коллективный просмотр какого-то дивиди-фильма под коктейли.

Порадовало, что пригласили и меня. Я отказался, сославшись на какую-то абсолютную необходимость сдать редакцию общей части презентации уже завтра. Это, как ни странно, расплавило лед во взаимоотношениях с Машей. По всей видимости, девочке уже пришлось в этой жизни изрядно попахать в жестких условиях, и ей импонировал чужой трудоголизм. Поэтому ее критическое замечание в мой адрес прозвучало не как осуждение, а больше, как сочувствие:
- Это не правильное поведение. Он этого не оценит. Я тоже поначалу «упиралась» ночами. Ни копейки прибавки, ни доброго слова так и не дождалась. Наоборот, он только будет больше нагружать и больше ныть, если не успеешь,- авторитетно заявила она.
- Да мне не столько нужна его оценка, сколько своя, - неожиданно для самого себя разоткровенничался я. – Чтобы чувствовать себя нормально в любом проекте, мне нужно собственное значимое достижение. Пока его нет, я – никто, ну и, чувствую себя соответственно. Как только оно появляется, я меняю диспозиции с работодателем. Как только, в данном случае, я сделаю эту презентацию, а чуть позже досконально разберусь с технологией, я буду иметь моральное право бороться с его давлением.
- Ну, попробуй. По-моему, это голяк, - не сошла со своих позиций Маша, однако в голосе вдруг появилась какая-то дружественная нотка. Ей, безусловно, хотелось, чтобы хоть кто-то хоть в какой-то мере поставил Евсея на место!

…Окончательно угомонились они где-то часам к шести, предварительно стащив посуду на кухню и завалив ею раковину, а также заставив все свободное пространство тарелками с недоеденными чипсами, орешками и прочей ерундой. Я обратил внимание, что «вернулось» и полбутылки Bacardi. «Здравствуй, племя молодое, незнакомое!» Я уже заканчивал общую часть, когда последний из Могикан – Саша (который, он), задержавшись в моей временной вотчине, вдруг ни с того ни с сего, задал вопрос:
- Ты, случаем, не читал Липскерова?
Я давно заметил, что имена авторов различных художественных произведений, сами их названия, а также хобби нередко работают как пароли. «Как ты сказал? Чехов, Мастер, Захаров, Тарантино, Наутилус, Футбол? Да, проходи! Свой!» Я обожаю Липскерова, но мне не доводилось идентифицировать «своих» по этому писателю. И вдруг, тут… Я только успел кивнуть, как мой ночной (или уже утренний?) собрат по литературным пристрастиям добил окончательно:
- Это мой любимый писатель. Я считаю, он – реинкарнация Булгакова. До него ведь, после булгаковского «Мастера», не было ни одного произведения, где был бы такой же мощный сплав любви, грусти и мистики.
Несмотря на спорность высказывания (в части «ни одного»), я был просто ошеломлен самим фактом того, насколько вдруг расщедрилась судьба, подкидывая мне такие вот подарки! Передо мной стоял почти незнакомый мне человек, в нестиранной с прошлого Нового года майке, человек, зливший меня сегодня весь день самим фактом своего существования на Ольховке, и… ставший в одно мгновенье в один ряд с самыми близкими и интересными мне людьми. Мы быстро обменялись прочими паролями. Помимо еще ряда общих кумиров из литературно-художественной среды, совпали совсем уж редкие метки: преферанс и шахматы!

Мы проболтали до восьми утра, обсуждая все подряд, жадно ища и находя общие точки соприкосновения во взглядах, местами спорили без цели придти к какой-то призрачной истине, а просто получая удовольствие от качества мышления и навыков вербализации мыслей…
Я прервал эту коммуникативную феерию, сославшись на то, что должен «добить» работу, запланированную на ночь (и это было правдой). Уходя спать, мой потрясающий собеседник, поблагодарил меня за эти часы, сказав, буквально: «Не часто удается так вот поговорить. То есть, совсем редко даже. Спасибо!» Я согласился с ним и тоже поблагодарил за общение, выразив уверенность, что еще, конечно, продолжим.
…После этого мы прожили рядом, в одной квартире, ровно неделю. За это время мы перекинулись не более чем десятком ничего не значащих бытовых фраз. Повторения того утра так и не случилось. Было некогда. Мне.

Еще находясь под впечатлением от общения с мыслящим существом, в совершенстве владеющим русской речью, я вновь углубился в творчество существ, чья речь, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Да, что там речь! Местами жуткому насилию подвергалась и логика! Чего только стоит, скажем, следующий шедевр: «Изучая лексику одного блока от урока к уроку в первом цикле, вы обеспечиваете знакомство с изучаемой лексикой». Изучая лексику, вы обеспечиваете знакомство с лексикой!!! «Да, неужели?!» - не сдержался я, в очередной раз украсив текст ремаркой красного цвета.
К 9 часам утра, закончив, наконец, «издеваться» над продуктом коллективного разума Зильбермана и всех моих предшественников, я отправил файл с новой версией презентации, снабженной необходимыми (и не очень) комментариями, на е-мэйл нашего американского благодетеля. Не прошло и пяти минут, как Зильберман «постучался в аську». Это новость! До сих пор он предпочитал ей «скайп».
 «Почему Вы высылаете мне работу на личный почтовый ящик, а не используете ftp-сервер?»- раздражение чувствовалось даже в печатном тексте. А вот прокольчик у Вас, господин американец! Не давали Вы мне адрес сервера! Не известен он мне, в отличие от Вашей простой электронки! А может, я снова должен был предугадать факт его наличия или выяснить это у Тимура? Как-то надо ответить, не подставляя ни себя, ни его… Да, конечно же: защита нападением – лучший способ!
«Потому что, во-первых, ранее мы обменивались информацией исключительно посредством электронной почты. А во-вторых, ftp-сервер традиционно используется для обмена «тяжелыми» файлами. В норме пересылать «легкие» вордовские тексты по электронке».
Так вот! Знай наших!

Нет, не был бы Зильберман Зильберманом, если бы так это оставил! «Скайп» запиликал через мгновение после отправки сообщения.
- Андрей, с добрым утром, как спалось на новом месте? – в очередной раз попытался дезориентировать меня неожиданной сменой амплуа мой обчитавшийся психологических книжонок работодатель. По опыту я уже знал, что через пару общих вопросов последует возвращение в образ «злого полицейского».
 - Никак не спалось. Я работал всю ночь, - гордо парировал я, убежденный в том, что это должно произвести впечатление и сломать выбранную им стратегию. Не тут-то было!
- А почему Вы не спали ночь? Как же Вы будете сегодня работать? Вы же таким образом, путаете мне все планы.

«Ну, черт возьми! Да, посмотри же ты, наконец, что именно я тебе прислал, чем столько болтать! Никак я не буду сегодня работать! И мне плевать на твои планы, потому что я закончил работу, которую обещал тебе закончить только к сегодняшнему вечеру!» - очень хотелось в ту секунду прокричать мне в микрофон. Но, сделав очередное усилие над собой, я сократил всю тираду до одной реплики:
- Я выслал Вам законченный вариант презентации в моей редакции.
- А какой в этом смысл? У меня же сейчас ночь, я сейчас собирался еще раз рассказать Вам основы нашей методики и планировал лечь спать. Я все равно не буду сейчас читать презентацию. Ну, не идиот?! Нудить час (как минимум!), осчастливливая меня бессмысленной болтовней, он, значит, был готов и уже потерял 20 минут ни на что, а потратить полчаса на чтение «долгожданной» презентации не может? Это так у него «горела» эта работа?! Да и не читай! Можешь считать, я сдам тебе работу только вечером, и оставь меня в покое до тех пор! Чувствуя себя абсолютно правым, да к тому же и имеющим право оскорбиться (хотя, на самом деле, состояние психики на тот момент уже достигло той степени торможения, когда внешние стимулы не способны вызывать по-настоящему бурных реакций), я позволил себе быть категоричным:
- Я сейчас ложусь спать, - безапелляционно заявил я. – Думаю, что проснусь часов через пять. Если к тому времени Вы сыщите возможность прочитать мою презентацию, вызывайте – обсудим. Если нет – значит, обсудим позже.

Конечно, был соблазн надавить «отбой». Но это же все равно, что хлопнуть дверью! Этим всегда нивелируются все только что «отбитые» позиции. Нет, подождем. Я терпеливо «пялился» на микрофон, будто именно он должен был транслировать обратную реакцию. Микрофон, как ему и подобает, молчал, я аутентично покачивал головой, а пауза висела.
- Ну, хорошо, отдыхайте, - выдавил, наконец, из себя американец. «Как только ты решишь все скопившиеся у него проблемы в соответствии со своей квалификацией, он выкинет тебя из проекта к чертовой матери с чувством глубочайшего удовлетворения!» - очень спокойно и цинично (возможно, что и вслух) сказал себе я и пошел истреблять как класс местных «бомжиков». Однако на этом фронте воевать вовсе и не пришлось. Пока я «бодался» с Зильберманом, из моей будущей комнаты в компьютерную уже протянулся «Шелковый путь». Очень похожие в эти минуты на челноков-торгашей наши квартиранты перетягивали довольно внушительные баулы, сумки, пакеты, пакетики… Да где же это все там, у Тимурки, разместится?! Укол совести преодолел даже броню общей заторможенности, вызванной моим геройским бдением. «С другой стороны, это все настолько мало совместимо с нормальными условиями для существования, что, скорее всего, так они быстрее найдут, где им обитать достойно» - успокаивал я себя.
Едва переезд был завершен, я «замертво» свалился спать в СВОЕЙ комнате! Первый круг был пройден. До этого счастливого мгновения я не спал 30 часов.
Категория: происходящее в Мире | Просмотров: 568 | Добавил: tarzan09 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 2
2 Кисуля  
0
Блииин... Зи не меняется с годами, всё те же фразы...пипец просто!!! он, кстати, уже в Саратове орудует))) приходилось у него работать) он походу уже с катушек летит! невыносимый дед!!! платит всё те же жалкие 15 тыс(((( проект всё ещё стоит на месте! Автору респект)))) узнаю себя в его лице)))

1 tarzan09  
0
breton

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь новостей
«  Август 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск
Друзья сайта
Покровители Удачи
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Союз Нерушимый © 2023Хостинг от uCoz